Воскресная рубрика “Чтобы душа не зачерствела!”

🌿«СИЛА НЕМОЩИ».
Рассказ священника

Заехал в монастырь переночевать и попал на именины к настоятелю. Праздновали, конечно, днем, а за ужином доедали остатки рыбного пирога – других следов торжества не осталось. Потом пошли на озеро, прогуляться. Там на берегу стояли скамейки, на которых, как можно было предположить, любили отдыхать немногочисленные насельники. Настоятелем был пожилой игумен, присланный из большого монастыря. К послушникам, независимо от их возраста, он относился как к малым детям, называл их разбойниками, непослушниками и другими подобными именами, сохраняя при этом строгость в служебных и деловых отношениях.

Справа от него сидел худощавый смиренник с большими, как блюдца, не то серыми, не то голубыми глазами. Он, как мне рассказал настоятель, был из старообрядцев, северянин. Вчера он спас отрока: деревенский парнишка проверял отцовские сети да зацепился, выпал из надувной лодки и стал тонуть… Этот, с глазами, как блюдца, услыхал крики, прибежал, сплавал, успел…

Не знаю уж, сколько времени провели мы так в тишине и в созерцании осеннего вечера, как вдруг смиренник предупредил:
– Сейчас случится сражение, – и указал на гусей, заплывающих в наш залив.
Настоятель вопросительно посмотрел на него.
– Это – стадо с сахарного завода. В нем, наверное, голов сорок или пятьдесят.
– Ну и что? – не уразумел настоятель.
– А то, что залив принадлежит гусям деревенским, – вон они, семь штук, у берега плещутся…
И описал надвигающиеся события. Похоже, он хорошо знал законы животного мира, потому как грядущая эпопея развивалась в точном соответствии с его предсказаниями.

Как только деревенские заметили вторжение неприятеля, все они вслед за своим вожаком бросились наперерез. Сахарнозаводчики смотрели на это с явным высокомерием, однако притормозили. Достигнув агрессора, малое стадо бесстрашно вклинилось в середину толпы и стало яростно молотить во все стороны. Мощные гусаки противника, небрежно уклоняясь от беспорядочных и суматошных атак, наносили в свой черед удары такой сокрушительной силы, что от деревенских перья летели. Однако ярость защитников, не щадивших своего живота, таила в себе непредсказуемые угрозы, и чужаки стали отступать к противоположной стороне залива. Наконец, лениво отбиваясь, они вышли на берег, но и там, на земле, преследование продолжилось, и оба войска исчезли с глаз.

– Что ж они такие опасливые? – вопросил настоятель.
– Не опасливые, – отвечал наш прозорливец. – Они, конечно, сильнее, но для деревенского стада этот залив – свой. Можно сказать – родина. И они будут биться насмерть. Заводские – сильные, наглые, но такой народ перья терять не любит.

Тут наконец вернулись победители: впереди шел вожак, молча, а за его спиной все обсуждали закончившуюся баталию. Спустились в воду, направились в глубь залива, где стояла маленькая деревенька, и долго еще мы слышали их разговоры и восклицания…

– Конечно, это всего лишь птицы, но «всякое дыхание да хвалит Господа», а потому и сей пример свидетельствует: не в силе Бог, а в правде, – заключил настоятель.

Наутро, когда я готовился уезжать, смиренник шепотом попросил меня отслужить при первой возможности благодарственный молебен.
– А по какому поводу?
– Да я, батюшка, плавать не умею нисколько: у меня на родине вода ледяная – не для купания.
– Так как же ты?
– Не знаю.
– А отчего не сказал отцу настоятелю?
– Неловко: будто я в чудотворцы стремлюсь…
– А разве не чудо? В подряснике, в сапогах, вода холодная, плавать не умеешь – и парня спас…
– Не знаю, батюшка, сам не знаю, как получилось: ни сил, ни умения у меня для такого действия нет. Думаю, Господь хотел сохранить мальчонку – и сохранил. А что я немощен, так это для Бога пустяк: сила Божия, как известно, в немощи совершается.

Автор: священник Ярослав Шипов.